zhuzn_posle_smerti-1После казни Каляева, состоявшейся в Шлиссельбургской крепости, на следующий день Российскую империю облетела трагическая весть о самоубийстве известнейшего фабриканта Саввы Морозова. По неофициальным данным расследование этого запутанного дела сам Николай II поручил контрразведчику Сергею Свирскому. Однако решение морозовского вопроса было на время отодвинуто восстанием на броненосце «Потемкин». Лишь в сентябре Свирский снова напомнил правителю об этом расследовании.

Свирский доложил Николаю II, что на основе собранных ним данных невозможно было ни опровергнуть, ни подтвердить самоубийства Саввы Тимофеевича. Протокол французской полиции о смерти Морозова был составлен со слов человека, пожелавшего остаться неизвестным; фотографий с места преступления также не оказалось. В Москву через Ревель был доставлен гроб с телом. Савву Морозова доставили в Москву на борту яхты под названием «Ева Юхансон», принадлежавшей яхт-клубу троюродного брата Саввы Фоме Пантелеевичу Морозову.

При отпевании гроб не вскрывался. Хотя по церковным правилам самоубийц было запрещено хоронить на кладбище, в данном случае этот твердый закон был нарушен. По вероисповеданию Савва Морозов, как и все представители его династии, был старообрядцем, в среде которых самоубийство всегда считалось самым страшным и непростительным грехом. Савва Тимофеевич отлично знал, что самоубийство влекло за собой отречение не только от церкви и веры, но и от семьи и детей. Если даже он покончил жизнь самоубийством, то неясно, почему его тело отпевалось в соответствии со всеми церковными канонами и обрядами.

Хотя согласно с завещанием Саввы Тимофеевича его должны были похоронить по всем старообрядческим правилам в Петербурге на Малоохтенском кладбище, оно так и не было исполнено. Согласно с некоторыми данными, многие заграничные счета Савва Морозова были завещаны весьма загадочной личности – Фоме Морозову. Троюродный брат Саввы, проживавший в Нижегородской губернии, и сам предприниматель с раннего детства были невероятно похожи между собой. Это сходство не исчезло даже с годами: известно, что на Нижегородской ярмарке, где Савва Тимофеевич состоял в биржевом комитете, Фома часто подменял его, надевая костюм и слегка остригаясь. Сам Фома хорошо ориентировался в финансовых делах, так как ему принадлежала брокерская фирма.

После более тщательного изучения дела Морозова выяснилось, что на деревенском кладбище, находившемся недалеко от местечка Лахти, был похоронен Фома Морозов, скончавшийся в 1903-м году. Факт смерти Фомы Морозова особо не афишировался, а его брокерская фирма продолжала работать по существовавшим документам. Совладельцем конторы в то время был Никита Морозов. Именно он, спустя много лет после вести о самоубийстве Саввы Морозова, рассказал своему внуку, что фабрикант до самой своей смерти жил по документам своего троюродного брата.

Среди старообрядцев ходили слухи, что до октября 1967-го года на Малоохтенском кладбище находилась могила с огромным крестом и надписью, свидетельствовавшей о захоронении здесь в октябре 1929 года тела Саввы Морозова. По распоряжению секретаря обкома КПСС этот крест был снесен. Возможно, легенда, ходившая среди рабочих после гибели Саввы Тимофеевича о том, что он на самом деле оставался в живых, была не вымыслом.

Комментарии

Прокомментируйте публикацию первым!

Написать комментарий

2012 — 2013 © Савва Морозов, Все права защищены
Сайт благодарит за поддержку магазин антиквариата www.transantique.ru